Перейти к основному содержанию

Чего ждать от Ирана

Внимание мира приковано к Ирану. Как поступят его властители? Устроят войну на Ближнем Востоке? Начнут ускоренными темпами развивать ядерную программу? В Тегеране давно мечтают о ядерном оружие.

Сорок лет назад в Иране началась революция, которая изменила не только судьбу самого Ирана, но и, пожалуй, всего мира.

9 января 1978 года в Куме, священном для шиитов городе, началось восстание шиитов против шахской власти. Дело в том, что в одной из тегеранских газет появилась статья, критиковавшая видного священнослужителя аятоллу Хомейни.

Рухолла Хомейни всегда выступал против шахских реформ. В этих либеральных реформах он увидел "подготовку почвы для иностранного господства". Хомейни выслали в Турцию. Оттуда он перебрался в Ирак, в святое для шиитов место, где находится гробница первого имама Али.

В знак протеста против нападок на Хомейни закрылся базар, возникло стихийное возмущение. Демонстрацию разогнала армия. Шахские генералы неизменно демонстрировали безжалостность. Священнослужители организовывали демонстрации, подставляя под огонь полиции молодежь. Убитым устраивали пышные похороны. На базаре собирали деньги семьям погибших. Почти все духовенство оказалось на стороне Хомейни.

В начале сентября того же 1978 года в Тегеран прилетел иракский самолет. Прибыл сводный брат президента Саддама Хусейна начальник секретной полиции Барзан аль-Тикрити. Он привез послание от Саддама: вам следует подавить бунтовщиков железной рукой, если нужна помощь, Ирак готов помочь. Аль-Тикрити предложил просто уничтожить Хомейни, который жил в Ираке.

Шах отказался от любезного предложения. Но попросил выслать Хомейни из Ирака. Принять аятоллу согласилась Франция. Шах совершил ошибку, которая стоила ему трона. Пока аятолла находился в Ираке под полным контролем саддамовских спецслужб, он был безопасен. Отправив его во Францию, шах открыл аятолле доступ к мировым средствам массовой информации.

Впервые за шестнадцать лет Хомейни получил возможность поддерживать постоянный контакт со своими сторонниками в Иране. Вокруг него сплотились молодые иранские интеллектуалы, которые увидели в Хомейни своего лидера. Его поддержали иранские левые, коммунисты.

Хомейни вел себя очень осторожно. Объяснял, что его цель - "Исламская республика, которая принесет Ирану независимость и демократию". Придя к власти, он назовет демократию "чуждой исламу". Из Франции записи его проповедей повезли в Иран, и они скоро наводнили страну. Сотни тысяч аудиокассет с проповедями Хомейни распространились по Ирану. Слушали их, собираясь группами, так что миллионы людей оказались под его влиянием.

Иранские массы оставались под влиянием исламского духовенства, которое с подозрением относилось к попыткам шаха модернизировать страну. Падение цен на нефть во второй половине семидесятых нанесло тяжелый удар по экономике Ирана.

Избрание президентом Соединенных Штатов Джимми Картера с его вниманием к правам человека стало ударом для шаха. Картер требовал от шаха демократизации, просил унять тайную полицию САВАК. Когда в Вашингтоне перестали безоговорочно поддерживать шаха, его враги почувствовала себя уверенно.

На сей раз ни САВАК, ни вооруженным силам не удалось покончить с протестами. Напротив, они ширились, захватывая все новые города, пока не достигли столицы. В Иране вспыхнула исламская революция.

Шах Реза Пехлеви был важнейшим союзником и опорой Соединенных Штатов на Среднем Востоке, но американцы проморгали перемены, происходившие в стране. Они слепо верили во всемогущество шаха. Американские дипломаты и разведчики в Тегеране не интересовались настроениями оппозиции.

4 сентября 1978 года в Тегеране протестующие начали с молитвы. Десятки тысяч вышедших на улицы иранцев повторяли слова из корана. Через три месяца, 10 и 11 декабря, число протестующих уже измерялось сотнями тысяч. Они скандировали:

- Да здравствует Хомейни! Нам не нужны партии, мы хотим правительства аллаха! Смерть шаху!

Добродетель против порока, аскетизм против расточительства, бедность против надменного богатства – вот, как тогда воспринималось это противостояние. И аятолла быстро брал верх. В Тегеране объявили военное положение. В городе росли баррикады. Молодежь схватывалась с военными. Солдаты стреляли в упор.

Демонстрации в Иране проходили с цветами, которые предлагали солдатам, отправленным их разгонять. Солдаты, стоя у пулеметов, не знали, что делать. Толпа бросала им цветы со словами:

- Брат мой, солдат, зачем стрелять в братьев?

И войска отказывались разгонять толпу, выходили из повиновения, переходили на сторону протестующих.

8 января 1979 года в Тегеран прилетел заместитель командующего американскими войсками в Европе генерал Роберт Хайзер. Иранские военные хотели взять власть. Но Соединенные Штаты не желали второй раз участвовать в государственном перевороте в Иране. Американцы отговорили военных от путча.

Видя, что народ не успокаивается, шах Реза Пехлеви и его семья покинули Иран 16 января 1979 года. Никто еще не мог предположить, что в стране начинается настоящая революция. Командующий иранскими военно-воздушными силами получил приказ сбить самолет, на котором в страну прилетит Хомейни. Генерал пожелал услышать приказ от самого шаха. Аудиенции он не получил, поэтому приказ не исполнил.

2 февраля на чартерном рейсе «Эйр Франс» в страну триумфально вернулся аятолла Рухолла Хомейни, главный враг шахского режима, ненавидевший шаха за его реформы. Его встречали так, как в Иране никогда и никого не встречали. Пять миллионов восторженных иранцев выстроились на улицах, чтобы своими глазами увидеть имама. На экранах телевизоров мир увидел беснующуюся толпу, женщин с безумными глазами. Командующий ВВС приехал, чтобы приветствовать аятоллу. Он надеялся вымолить себе прощение.

Хомейни отказался иметь дело с правительством, назначенным шахом. Обещал:

- Я вырву им зубы.

Победа исламской революции в Иране стала возможной благодаря умению Хомейни объединить различные силы и движения, которых объединяла только ненависть к шаху и его правительству. Хомейни позволил каждой группе и каждому движению участвовать в революции со своими лозунгами и идеями. После того, как власть оказалась в его руках, начались чистки.

Движущей силой революции был народ. Простые иранцы осваивали прежде закрытые для них районы Тегерана, где обитала привилегированная публика. Люди рассчитывали, что свержение шаха принесет им более высокие зарплаты, что они получат новое жилье. Провели референдум. Иранцы поддержали превращение страны в исламскую республику. Вслед за этим высшие исламские священнослужители приняли новую конституцию, которая наделяла высшей властью Хомейни.

Революция казалась концом страданий народа. Люди жаждали свободы и счастья. После проведенного 1 апреля референдума Рухолла Хомейни провозгласил Иран исламским государством.

В 1962 году Хомейни утверждал, что ему было видение, и он понял: аллах избрал его для великих свершений. С этого момента ученый-богослов изменился. Хомейни повторял, что не нужен светский глава государства, управление страной должно перейти к религиозным авторитетам. Он всячески поносил шаха:

- Шах утверждает, что он дал людям свободу. Вот, что я тебе скажу, отвратительная жаба! Кто ты такой, чтобы давать свободу? Это аллах дает свободу. Ислам дает свободу. Что ты имел в виду, когда говорил, что даешь свободу? Да кто дал тебе способность давать хоть что-нибудь? Кем ты себя мнишь?

Рухолла Хомейни оказался умелым и прагматичным политиком. Он прекрасно разбирался в тонкостях современного пиара. Он разрешил своим поклонникам использовать только ту фотографию, которую он сам выбрал. И запретил распространять два снимка: на одном он был в очках (что могло быть расценено как признак слабости), на другом улыбался. Чем смущала улыбка? В исламской традиции отмечено, что пророк Мохаммад не улыбался…

О нем восхищенно рассказывали:

- Он летом читал лекции в Куме. Было очень жарко, ученики хотели поставить в его комнате вентилятор. Но он наотрез отказался: "Я смогу пользоваться вентилятором только тогда, когда вентиляторы будут у каждой семьи".

Когда после свержения шаха Хомейни вернулся в Тегеран, то у революционеров не было никакой программы переустройства. Хомейни не представлял, как управлять страной. Прежде всего он приказал уничтожить высшее командование армии, чтобы обезопасить себя от военного переворота. Расстреляли примерно двести семьдесят человек. К концу 1979 года из армии изгнали тысячу триста офицеров, в том числе всех генералов. В назидание всей стране суды и расстрелы показывали по телевидению, фотографии трупов расстрелянных печатали в газетах… Лишившись офицерского корпуса, Иран едва не проиграл войну с Ираком, но Хомейни больше опасался заговора военных, которым не доверял.

Когда 22 сентября 1980 года президент Ирака Саддам Хусейн вторгся в соседний Иран, он дал Хомейни возможность отправить на фронт левую молодежь, которая представляла опасность для теократического режима. Плохо обученную молодежь отправили умирать под иракскими танками советского производства. Восьмилетняя война с Ираком была прекрасным оправданием - ответом на вопрос, почему исламская революция ничего не принесла народу, ее совершившему…

Власть в стране перешла к исламскому духовенству, которое делит мир на своих и чужих. Причем у чужих выбор небольшой: либо они становятся своими, либо подлежат уничтожению.