Перейти к основному содержанию

Почему никто не пожелал спасти императора и его семью

Сто лет назад расстреляли последнего русского императора, его жену и детей. Удивительным образом даже эта трагическая годовщина не стала поводом для разговора о главном. Одни заняты выяснением, точно ли найдены останки императора, хотя есть выводы экспертизы, не оставляющие сомнений. Другие всерьез увлеклись выяснением вопроса, а не ритуальное ли убийство и вычисляют этнический состав расстрельной команды, хотя после того, как в Нюрнберге повесили главарей третьего рейха и назвали нацистскую идеологию преступной, повторять эти злобное нацистские наветы казалось немыслимым. Третьи выясняют, приказ ли это был Москвы или местная инициатива....

А главное другое. Расстрел царской семьи без малого сто лет считался делом правильным и справедливым. И никто в огромной стране не смел сказать, что это преступление. Очень немногие проявляли хоть какой-то интерес к расстрелу царской семьи. Замечательный поэт Андрей Вознесенский - он дружил с моими родителями, и я помню, как он рассказывал о поездке в Свердловск, как тогда назывался Екатеринбург, и о том, как провели в дом Ипатьева, где в 1918 году держали и расстреляли Николая II и его семью.

Уловив это интерес, КГБ предложил снести дом в Свердловске, в котором была расстреляна царская семья.

В июле 1975 года КГБ отправил в ЦК секретную записку:

"Антисоветскими кругами на Западе периодически инспирируются различного рода пропагандистские кампании вокруг царской семьи Романовых, и в этой связи нередко упоминается бывший особняк купца Ипатьева в городе Свердловске. Дом Ипатьева продолжает стоять в центре города... Представляется целесообразным поручить Свердловскому обкому партии решить вопрос о сносе особняка в порядке плановой реконструкции города".

Политбюро согласилось с предложением председателя КГБ Юрия Владимировича Андропова, и первый секретарь Свердловского обкома Борис Николаевич Ельцин получил указание снести Ипатьевский дом.

И до Горбачева, который вернул России национальную историю, церковь и веру, никто не решался сказать, что это было беззаконие и чудовищное преступление. Вот когда разрешили... Хотя... Кто-то и сейчас считает: правильно, что Николашку пришли... А что детей убили? Лес рубят, щепки летят... Это очень точно характеризует аморальность нашего общества.

И вот еще, что меня потрясает. Сто лет назад никто не пришел на помощь Николаю II. Никто в огромной стране, которая еще недавно была монархией. Никто! Никто и не пытался его спасти! Это только после расстрела в лагере белых начнут говорить: как это могло случиться? Почему никто не спас императора?

Не хотели!

Сейчас все укоряют британскую монархию: почему не вывезла Николая? Да никто и не собирался его отпускать. Общество жаждало его смерти!

Это он, отказавшись от короны, наивно предполагал, что будет предоставлен самому себе и поживет, наконец, спокойно и безмятежно в кругу семьи. Или в худшем случае вместе с женой и детьми уедет за границу... Но он был обречен. Все хотели от него избавиться. Только одни удовольствовались тем, что свергли Николая, а другие убили его вместе с женой и детьми в Екатеринбурге в июле 1918 года.

Когда он после отречения вернулся в Петроград, его сразу бросили все.

«В поезде с государем ехало много лиц, - вспоминал начальник охраны Александровского дворца полковник Кобылинский. – Когда государь вышел из вагона, эти лица посыпались на перрон и стали быстро-быстро разбегаться в разные стороны, озираясь по сторонам, видимо, проникнутые чувством страха, что их узнают».

А ведь еще недавно императора на руках носили! Офицеры клялись ему в вечной верности, обещали умереть за него!

И те же самые люди, что еще недавно были монархистами, ожесточенно рвали портреты Николая. Немецкий военнопленный писал домой: «Переворот мало ощущается, разве только тем, что выкалывают глаза лубочным изображениям царской семьи, на которые вчера молились».

Не антимонархические чувства привели к падению монархии. Наоборот: свержение императора словно санкционировало общенациональный погром. Николая лишили престола – и все развалилось. Было государство – и в один день рухнуло. Только поняли это не сразу.

И когда Николая с семьей расстреляли, страна радовалась!

Владимир Коковцов, бывший председатель Совета министров, вспоминал:

«Нигде не видел ни малейшего проблеска жалости или сострадания. Самые отвратительные выражения: «давно бы так».

В общей сложности убили восемнадцать членов семейства Романовых.

Никто не пришел к ним на помощь. Белое движение не хотело восстановления монархии. Адмирал Колчак запретил в своей армии исполнять монархический гимн «Боже, царя храни». Генерал Деникин был откровенным противником монархии. Князья Юсуповы изъявили желание сражаться против большевиков. Деникин ответил отказом: «Присутствие членов и родных семьи Романовых в рядах Белой армии нежелательно».

И тут возникает более общий вопрос об отношении народа и власти.

Российский режим чаще всего называют персоналистским. И высоко ценят личную харизму носителя власти.

Это так – и не так. Харизма президентской власти – это не только и даже не столько харизма личности, сколько харизма места.

Этот институт в нашем сознании как бы выведен за пределы государственной системы. До революции государственный строй воплощался в личности царя. В России всегда доверяют верховной власти, как бы она не называлась, – царь, генсек, президент.

Доверие к властителю носит защитно-компенсаторный характер: так преодолевается ощущение недоверия к государству, отчужденности от него.

Есть тема, которую мы не обсуждаем. Это тема доверия. Это то, без чего ни общество, ни государство не могут нормально функционировать.

Обычно успех на выборах означает, что власть обрела доверие общества. Но наше общество вообще потеряло способность доверять. У нас фантастически высокий уровень взаимного недоверия.

Когда социологи задают вопрос, можно ли большинству людей доверять, то 83 процента наших сограждан говорят: «Нельзя». Это прямо противоположно ситуации в западных странах, где высок уровень общественной солидарности, а также уровень идеализма и где люди готовы откликаться на различные события и общественные вызовы.

При существующем у нас уровне доверия невозможна представительная демократия – она ведь предполагает делегирование своего голоса институту или лицу.

И государственная система лишена доверия граждан. Репутация у органов власти неважнецкая. Высокие показатели недоверия объяснимы. Доверие возможно между равными. Но наше общество (и каждый отдельный человек) не чувствует себя уверенно.

Но и доверие к властителю не безусловно. Выборы – это не только одобрение, но и предъявленные ожидания. Проблема в том, что градус этих ожиданий повышается, а государственная система все меньше способна их удовлетворить. Такая нагрузка на один институт ведет к его перегреву, то есть имеет и дестабилизирующее значение.

И когда что-то идет не так, как столетие, властитель из объекта восхищения и поклонения становится предметом всеобщей ненависти. Это все мы должны о себе знать. И о других тоже нужно знать...

Давно была на телевидении очень успешная программа "Суд истории", где с разных сторон обсуждались видные исторические фигуры и события. Я в ней участвовал. И там было голосование. И телезрители в массе своей не часто поддерживали мою точку зрения. А вот сидевшие в зале, те, кто внимательно слушал и вникал в те аргументы, которые приводились, вели себя иначе. И было три программы, посвященных Николаю II.

И помню, как перед голосованием обратился к залу.

Три дня мы обсуждали личность Николая Второго, нашли в нем недостатки и достоинства. Он, наверное, был хуже своего предшественника, но много лучше своих последователей. Он совершал ошибки, он возможно был недостаточно жесток. Он точно не приказал, он однажды приказал войскам подавить восстание и больше этого не делал. Он мог постараться удержать свою власть и утопить страну в крови, он этого не сделал. Если кто-то считает это недостатком и нехваткой воли – так слава богу, что у него были такие недостатки, у него не хватило воли, чтобы утопить страну в крови, за него это сделали другие. Но это произошло после отречения Николая и не потому, что он в этом виноват. После него убивали людей, миллионы людей гибли после него. А разрушилась Россия, после него людей отправляли в лагеря, но Николай Второй за это не несет ответственности, он не виноват в этом. Вам сейчас предстоит решать, кем он был, хорошим, плохим, достойным властителем или погубителем России. Я вас прошу, голосуя, оцените его по справедливости. Просто по справедливости.

И 66 процентов голосовавших в зале сочли его достойным правителем. Это к тому, что очень часто мы легко даем оценки, не вникнув в реальную историю. А вот если задаемся целью разобраться, то все оказывается иначе.