Перейти к основному содержанию

Почему мы не верим в выборы

Когда я слышу, как равнодушно или даже презрительно в нашей стране говорят о выборах — какой смысл ходить и голосовать, я понимаю, что причиной тому события, которые произошли столетие назад, в январе 1918 года, когда разогнали первый парламент, избранный всем населением России.

Много ли после этого, в эти сто лет, было периодов, когда мы реально могли выбирать и наш голос имел какое-то значение?

Существовавший при советской власти законодательный орган, то есть Верховный Совет, был совершенно безвластным. Законы принимались партийным руководством. Но в протоколах политбюро и секретариата ЦК делали пометку: «оформить в советском порядке». Это и означало, что формально закон будет принят Верховным Советом СССР. Решение политбюро оставалось секретным, а в газетах печатался текст закона, единогласно одобренного товарищами оформителями, то есть депутатами.

Депутатов собирали два раза в год на несколько дней. Они приезжали в Москву — ходили в поликлинику для начальства, обследовались, добывали импортные лекарства, покупали кое-что в закрытых магазинах. В положенное время сидели в зале, слушали пустые и тоскливые речи и послушно голосовали.

Так было не всегда!

Судьба России решалась в первые январские дни 1918 года в Таврическом дворце, где собралось Учредительное собрание. С ним связывались огромные надежды. После отречения царя Россия ждала, когда Учредительное собрание определит государственное устройство, сформирует правительство, примет новые законы. Временное правительство потому и называлось временным, что должно было действовать только до созыва собрания.

Выборы в Учредительное собрание оказались непростым делом в воюющей стране. Но провели их почти безукоризненно. Проголосовать смогли и солдаты на фронте. Выборы начались 12 ноября 1917 года и должны были закончиться 14 ноября, а затянулись во многих регионах до конца декабря. На подведение итогов голосования отвели две недели – с 14 по 28 ноября.

В выборах участвовали 44 политические партии: 13 общероссийских и 31 национальная. Всеобщего избирательного права еще нигде кроме России не было. Свобода голосования обеспечила высокую активность избирателя. Проголосовали пятьдесят миллионов человек. Своих представителей смогли послать сравнительно малочисленные народы. Результаты первых свободных демократических выборов в российский парламент оказались не в пользу большевиков.

Избрали 767 депутатов. Мандаты получили 370 эсеров, 175 большевиков, 40 левых эсеров, 16 меньшевиков, 17 кадетов, 2 народных социалиста, 80 представителей национальных партий. Ленинцы получили в Учредительном собрании, которому предстояло решить судьбу России, меньше четверти голосов.

Российское общество проголосовало за социалистические партии, польстившись на обещания раздать землю и покончить с войной. Однако характерно и другое: голосовали за политических радикалов, но не за экстремизм в политике. Напротив, созыв Учредительного собрания - попытка решить проблемы законодательным путем.

До октября большевики считали Учредительное собрание «подлинно народным представительством» и обвиняли Временное правительство и буржуазию, что они пытаются сорвать созыв Учредительного собрания. Но пока шли первые в истории России демократические выборы, ситуация изменилась. Большевики уже взяли власть. Зачем им Учредительное собрание?

29 ноября на заседании ЦК партии большевиков уже обсуждался вопрос, стоит ли вообще созывать Учредительное собрание.

- Надо отсрочить выборы, - сказал Ленин.

Ему возражали:

- Неудобно сейчас отсрочивать. Это будет понято как ликвидация Учредительного собрания, тем более что мы сами обвиняли Временное правительство в оттягивании Учредительного собрания.

- Почему неудобно? - возражал Ленин. - А если Учредительное собрание окажется кадетски-меньшевистски-эсеровским, это будет удобно?

Результаты голосования вывели его из себя.

Первое заседание Всероссийского Учредительного собрания прошло в Таврическом дворце 5 января 1918 года. Дворец заполнили вооруженные матросы и латышские стрелки, верные большевикам. Это Ленин распорядился о доставке в Петроград одного из латышских полков, рабочего по составу:

- Мужик может колебнуться в случае чего, тут нужна пролетарская решимость.

Наркому по морским делам Павлу Дыбенко поручили вызвать в Петроград вооруженных матросов.

Депутаты, оказавшись во враждебном окружении, почувствовали себя неуютно. Но они даже не предполагали, что парламент просуществует всего один день...

Ленин расположился в правительственной ложе. По описанию современника, Ленин "волновался и был мертвенно бледен, так бледен, как никогда. От этой совершенно белой бледности лица и шеи его голова казалась еще большей, глаза расширились и горели стальным огнем... Он сел, сжал судорожно руки и стал обводить пылающими, сделавшимися громадными глазами всю залу от края и до края ее".

Признавать советскую власть депутаты не считали правильным, ведь это им избиратели поручили определить государственный строй России и решить, кому управлять страной, то есть сформировать законное правительство.

Тогда от имени фракции большевиков заместитель наркома по морским делам Федор Раскольников объявил, что большинство Учредительного собрания выражает вчерашний день революции:

- Не желая ни минуты прикрывать преступления врагов народа, мы заявляем, что покидаем Учредительное собрание с тем, чтобы передать Советской власти окончательное решение вопроса об отношении к контрреволюционной части Учредительного собрания.

Ленин убедился, что парламент большевиков не поддержит, а, следовательно, будет только мешать советской власти. Уезжая вечером, Ленин распорядился выпускать всех, кто пожелает уйти, но никого назад не впускать. В половине третьего ночи дворец покинули и левые эсеры, вступившие в коалицию с большевиками.

Остальные депутаты, составлявшие большинство Учредительного собрания, продолжили работу. Откликаясь на стремление своих избирателей поскорее закончить войну, призвали союзные державы скорее заключить справедливый всеобщий мир. Провозгласили Россию «Российской Демократической Федеративной Республикой, объединяющей в неразрывном союзе народы и области, в установленных федеральной конституцией пределах, суверенные».

Охрану Таврического дворца нес отряд моряков численностью двести человек (с крейсера «Аврора» и броненосца «Республика») под командованием анархиста Анатолия Железняка. Примерно в четыре часа утра 6 января 1918 года Павел Дыбенко приказал Железняку, презрительно взиравшему на депутатов-говорунов, закрыть заседание. Дыбенко сам был избран депутатом Учредительного собрания, но не очень дорожил своим мандатом.

Начальник караула Таврического дворца тронул председательствующего за плечо и довольно невежливо сказал:

- Я получил инструкцию довести до вашего сведения, чтобы все присутствующие покинули зал заседания, потому что караул устал.

Избранный председателем Учредительного собрания Виктор Чернов в этот момент провозглашал отмену собственности на землю. Чернов был одним из основателей партии эсеров, которые безусловно ощущали себя победителями – за них голосовала деревня, то есть абсолютное большинство населения. Эсеры считали своим долгом выполнить главный пункт своей программы - дать крестьянам землю.

Чернов попытался урезонить матроса:

- Все члены Учредительного собрания также очень устали, но никакая усталость не может прервать оглашения земельного закона, которого ждет Россия.

Железняк равнодушно повторил:

- Я прошу покинуть зал.

Депутаты разошлись. Они намеревались продолжить работу в тот же день вечером. Но их просто не пустили во дворец. Большевики приняли решение распустить Учредительное собрание. Это был решающий момент в истории страны: другие партии, конкуренты и соперники насильственно устранялись из политической жизни.

Демонстрацию в поддержку Учредительного собрания расстреляли. Так и не удалось установить количество жертв – обычно фигурирует цифра в тридцать человек.

«После разгона Учредительного собрания, - вспоминал депутат от партии эсеров Владимир Зензинов, - политическая жизнь в Петрограде замерла – все политические партии подверглись преследованиям со стороны большевистских узурпаторов. Партийные газеты были насильственно закрыты, партийные организации вели полулегальное существование, ожидая каждую минуту налета большевиков».

Ленин довольно говорил Троцкому:

- Разгон Учредительного собрания советской властью есть полная и открытая ликвидация формальной демократии во имя революционной диктатуры. Теперь урок будет твердый.

Страна лишилась парламента. Путь народовластия, представительной демократии, поиска компромисса, умения сочетать интересы различных групп населения для России был закрыт. В следующий раз свободно избранный парламент соберется не скоро.

При Горбачеве мы получили право выбирать реальный парламент, который и определяет судьбу страны. Нельзя сказать, чтобы мы дорожили этим правом. Отвыкли брать на себя ответственность, что и ощущаем сейчас. Вновь вместо выразителей народной воли — господа оформители.

Когда я писал книжку о новом президенте Трампе, я натолкнулся на беседу с одним из ветеранов американского сената. Он два десятилетия провел в сенате. И говорил, что гордится тем, что за эти два десятилетия были приняты два разработанных им закона. Два за двадцать лет! Он работал над законами годами, выясняя мнения экспертов и избирателей. Зато законы работали и приносили страну пользу.

А у нас депутатам утром раздают текст законопроекта, а к вечеру он уже принят. Как он будет применяться, какое влияние окажет на жизнь людей — кого это интересует? Велено — приняли. Депутаты избранного сто лет назад Учредительного собрания не захотели быть оформителями.