Перейти к основному содержанию

Пощечина, изменившая страну

Ровно пятьдесят лет назад, в 1968 году, одна громкая пощечина изменила судьбу целой страны. Мне было тогда совсем немного лет, но я помню эту историю. Она произошла в Федеративной Республике Германия.

Канцлером ФРГ стал Курт Георг Кизингер, который в свое время вступил в нацистскую партию. Его избрали секретарем первичной партийной организации. Всю войну Кизингер руководил в имперском министерстве иностранных дел отделом радиопропаганды на иностранных языках. Назначение Кизингера главой правительства вызвало возмущение тех, кто считал, что недавние нацисты не смеют занимать государственные посты.

И вот полвека назад, в 1968 года юная студентка Беата Кларсфелд подошла к канцлеру Кизингеру, окруженному желающими получить автограф у главы правительства, презрительно сказала ему: «Нацист!» и прилюдно дала пощечину.

Служба охраны канцлера и полицейские ее не били, не волокли по земле к автозаку, чтобы бросить за решетку… Но дело передали в суд. Суд рассмотрел ее дело. Вердикт: за пощечину главе правительства четыре месяца лишения свободы. Условно. Разумно устроенное общество отличает хулиганство от политического протеста, служащего нравственному развитию страны.

Страна разделалась. На тех, кто презрительно отнесся к поступку Беаты Кларсфельд. И на тех, кто счел своим долгом поддержать ее поступок.

Замечательный писатель, лауреат нобелевской премии Генрих Бёлль, которого очень много переводили в нашей стране и которого по достоинству называли «совестью нации», преподнес Беате Кларсфельд букет алых роз.

«Я делаю этот из ненависти к проклятым наци, - объяснил Бёлль, - особенно того сорта, к которым принадлежит господин д-р Кизингер: ухоженные нацисты-буржуа. Я делаю это ради мертвых и выживших; ради тех, кто не может себе позволить выразить г-же Кларсфельд свою симпатию, потому что они потеряют свои должности. Я могу это себе позволить и позволяю себе… за многих».

Отец Беаты служил в вермахте, был ранен. Подростком она удивлялась, почему родители винят в своих невзгодах кого угодно: американцев, русских, но не самих себя, восторженно или покорно шедших за "фюрером"?

Беата Кларсфельд принадлежит к поколению немцев, которые решили, что они обязаны искупить грехи отцов. И сказать, что виноваты не только те, кто совершал преступления, но и те, кому неплохо жилось при Гитлере, кто не счел своим долгом выступить против третьего рейха.

Поступок Беаты нашел отклик среди молодежи. Молодые немцы, выросшие в свободомыслии, возмущались поколением отцов и дедов, которые не только соучаствовали в преступлениях третьего рейха, но и постоянно врали. Молодежная революция конца шестидесятых сделала Федеративную республику более открытой, менее закомплексованной и более терпимой.

Громкая пощечина канцлеру имела не только символическое значение. Меньше чем через год получивший пощечину Курт Георг Кизингер принужден был оставить пост главы правительства. Новым канцлером Федеративной республики стал человек, который был его полной противоположностью, - Вилли Брандт, социал-демократ и участник сопротивления. Он приедет в нашу страну, в Советский Союз, подпишет важнейший договор, который изменил отношения между нашими странами.

Одна немецкая писательница сказала, что только дважды ей пожимали руку, узнав, что она немка. После того, как канцлер ФРГ Вилли Брандт стал на колени в Варшаве перед памятником жертвам уничтоженного гетто. И когда студентка Беата Кларсфельд на съезде христианско-демократической партии Германии в 1968 году дала пощечину другому канцлеру ФРГ – Курту Георгу Кизингеру за его нацистское прошлое. Оба поступка, продиктованные движением души, помогли изменить представление о немцах как тупых и жестоких варварах.

А Беата вышла замуж за парижского адвоката Сержа Кларсфельда. Вдвоем с мужем они избрали делом своей жизни разоблачение ненаказанных нацистских преступников. Это не было простым или безопасным делом.

В нескольких странах Беату арестовывали, например, в Сирии, где она требовала от правительства Хафеза Асада выдать укрывшихся в стране нацистских преступников, но никому не удалось ее запугать:

- Я боюсь только одного - не достичь поставленной цели. У меня есть только детские, обычные страхи. Я скорее побоюсь зайти в темную кладовую, чем быть захваченной сирийской армией.

Практически в одиночку они отыскали бывшего хауптштурмфюрера СС Клауса Барби, руководившего гестапо в оккупированном нацистами Лионе, уничтожавшего борцов Сопротивления и заслужившего прозвище «лионский мясник». Супруги Кларсфельд сделали очень многое, чтобы найти его в Латинской Америке, где он скрывался после войны, и вернуть преступника во Францию. Французский суд в 1987 году приговорил его к пожизненному заключению. Бывший начальник лионского гестапо умер в тюрьме в 1991 году.

Тот поступок полувековой давности показал, где проходит грань между порядочными и непорядочными людьми. Порядочный человек никогда не станет оправдывать убийцу невинных людей... И вот, как изменилась Германия за эти полвека. Недавно на очередных выборах Беату Кларсфельд выдвигали кандидатом в президенты ФРГ. В своей стране она несомненный моральный авторитет.