Перейти к основному содержанию

Зачем младший брат убил старшего?

Убийство, которое прозвучало на весь мир, произошло во втором терминале международного аэропорта в столице Малайзии Куала-Лумпур. Мужчина в легком пиджаке и джинсах, с рюкзаком за спиной совсем не походил на человека, который может возглавить свою страну. Но его младший брат думал иначе. И старший брат угодил в ловушку.

План операции разработали люди с дьявольски изощренным воображением.

В переполненном аэропорту никто — кроме тех, кого это интересовало - не обратил внимания на то, как к одному из пассажиров подбежали две молодые женщины. Одна его отвлекла. Вторая брызнула в лицо какой-то жидкостью и набросила сверху платок, чтобы жидкость лучше впиталась в кожу. Она держала платок секунд десять. Затем они обе убежали.

Молодой человек мгновенно ослеп. Ничего не видел. У него были почти выжжены глаза. Он задыхался, изо рта шла пена. Он с трудом объяснил, что кто-то схватил его сзади и то ли плеснул какой-то жидкостью в лицо, то ли набросил на него странно пахнущий платок.

Вызвали «скорую». Когда она прибыла, уже потерявшего сознание уложили на носилки. Машина с завыванием сирены помчалась в ближайшую больницу. Но спасти его было невозможно. Старший брат нынешнего великого вождя Северной Кореи Ким Чон Нам умер через двадцать минут в карете «скорой помощи».

В столице Малайзии идет суд на убийцами. А я написал об этом книгу, которая только что вышла. Она называется «Брат вождя, или Увидеть Кима и умереть».

Это детектив, потому что я могу лишь представить себе о чем думал старший брат, которого убили так жестоко, и о чем размышлял младший брат, который приказать убить старшего. Изощренно и продуманно. И он даже не пытается скрыть свое преступление! Ему нужно, чтобы не только старший брат скончался в невероятных мучениях, но и чтобы все вокруг вздрогнули и поняли, с кем имеют дело...

Но эта книга - политический детектив, потому что убийство было совершено на фоне драматических событий, которые происходят на Корейском полуострове и могут привести весь мир к ядерной войне. А я слежу за жизнью в Северной Корее полжизни.

Уже, наверное, немного осталось тех, кто, как я, стоял рядом с создателем Северной Кореи Ким Ир Сеном. А я присутствовал в Пхеньяне на торжественном заседании в честь дня рождения Ким Ир Сена. Это был апрель 1987 года, пышно отмечалось его семидесятипятилетие. Он широко улыбался и стоял так, чтобы скрыть от гостей обширную опухоль на шее. Северная Корея – это страна хмурых лиц. Веселье и улыбки не поощряются: голодная страна постоянно живет в состоянии войны… Пожалуй, один лишь великий вождь Ким Ир Сен пребывал в хорошем настроении. Как его внук нынче.

Мы — со стороны — не отдаем себе отчета в том, что на Корейском полуострове идет постоянная война. Две Кореи противостоят друг другу и следят друг за другом. Я помню, как меня пригласили в Южную Корею на научную конференцию. Я выступал там с анализом политики великого вождя. Видимо, мое выступление привлекло внимание.

Едва я зашел в свой номер в гостинице, как зазвонил телефон. Мужской голос:

- Я чиновник, представляющий правительство Республики Корея. Мне нужно задать вам несколько вопросов. Сейчас поднимусь к вам в номер.

- Не стоит вам беспокоиться, - ответил я. - Встретимся на первом этаже, у стойки администратора.

- Но я бы хотел поговорить без свидетелей, - возразил незнакомец.

- Уже спускаюсь, - я повесил трубку.

Едва я вышел из лифта, как ко мне подскочил кореец в черном костюме.

- Я из Центрального разведывательного управления Южной Кореи, - объяснил он, - а это мой начальник.

Второй, как это водится в секретных службах, был неотличим от первого, только все время молчал. Они увлекли меня за столик подальше от чужих глаз. Один обосновался напротив меня, другой уселся рядом, прижав плечом и заглядывая в глаза.

- Мы хотим задать вам несколько вопросов, - сказал первый цэрэушник.

- Раз вы официальные лица, обращайтесь в посольство России, - возразил я.

И я попытался встать, но корейский цэрэушник придержал меня плечом и сладко заулыбался:

- Да зачем же беспокоить посольство? Мы можем полюбовно договориться и, к тому же, совершенно неофициально. Вам ни о чем не придется жалеть. Если вы не хотите разговаривать здесь, потому что в гостинице много русских, которые готовят визит вашего президента, тогда пообедаем в другом месте, а? Мы угощаем, разумеется.

Но общение со спецслужбами отбивает аппетит, так что я отказался. Они уговаривали меня минут двадцать, пока не убедились в безуспешности своих попыток.

- Может, хотя бы сфотографируемся на память? - с надеждой в голосе предложил цэрэушник.

Настала моя очередь улыбаться:

- Если бы вы были красивыми девушками, тогда бы с удовольствием.

Стали прощаться, и вдруг валаамова ослица заговорила. Начальник, промолчавший все время, сказал мне на приличном русском:

- До скорой встречи!

И подмигнул: дескать, знай наших!

"Да знаю я ваших, - подумал я. - И ваших, и наших". Зря старался молчаливый начальник: разве могут сотрудники ЦРУ, хоть американского, хоть южнокорейского, произвести впечатление на человека, который родился в стране КГБ?

Через день явилась новая пара. Эти учли неудачный опыт своих предшественников и представились журналистами из несуществующей, правда, газеты. И опять - один молчал, другой пытался расспрашивать меня о том, что я видел в Северной Корее. Переглянувшись, они предложили:

- Поедем в хорошее местечко?

- Какое?

- Веселое, с девочками. Мы платим. Там и договоримся обо всем. С нами можно иметь дело. Не пожалеете.

Поехать к девочкам было, конечно, соблазнительно. Но не в компании с сотрудниками секретной службы. Отказался. Прощаясь, второй цэрэушник тоже заговорил по-русски. И он думал произвести на меня впечатление.

Зачем они приходили ко мне? Они пытаются понять, что происходит в самой закрытой в мире стране. Северная Корея — единственная сейчас наследственная монархия, где вся власть принадлежит монарху.

И я описываю в своей книге, как складывалось это государство.

Еще при первом вожде в Пхеньяне для поддержания физического здоровья Ким Ир Сена создали медицинский научно-исследовательский институт с неограниченным бюджетом. Личные врачи вождя ездили на Кавказ, изучали жизнь долгожителей.

Но Ким понимал, что ни врачи, ни опыт кавказских долгожителей не сделают его бессмертным. Он помнил, что происходило со Сталиным после его смерти. Как престарелый Мао не смог выбрать себе наследника. Он видел печальную судьбу других социалистических вождей: после смерти их статуи свергаются, собрания сочинений сжигаются, а имена вычеркиваются из истории.

Ким Ир Сен попытался перехитрить историю. Он придумал идею "незаконченной революции". Раз начатая им революция еще не завершена, эта миссия должна перейти к тому, кто является продолжателем его дела. А кто может быть наследником Ким Ир Сена, как не его сын Ким Чен Ир.

Честно говоря, я тогда думал, что сын долго на троне не просидит. Ким Чен Ир - барчук, испорченный сын восточного деспота. Ему не приходилось, как его отцу, завоевывать право быть первым и охранять свой трон от соперников и завистников.

Я сильно ошибся. На Севере произошло удивительное соединение марксизма с корейскими королевскими традициями. Марксизм и монархия идеально подошли друг к другу. Ким Ир Сен в последние годы своей жизни вел себя подобно живому божеству. А если Ким Ир Сена фактически приравняли к богу, тогда и его сын, и его внук автоматически превратились в божества, в непогрешимости которых сомневаться невозможно. Это и есть основа власти династии Кимов.

Сын создателя Северной Кореи Ким Чен Ир должен был выбирать, кому передать трон. Сыновей у него было трое. От разных жен. Законы престолонаследия везде одинаковы: право на стороне первенца. Почему же в Северной Корее престол достался третьему, младшему сыну любимого руководителя страны Ким Чен Ира?

Старшего сына, Ким Чон Нама, который будет убит в малазийском аэропорту, повезли учиться в Советский Союз. В Москве ему совсем не понравилось: некомфортная жизнь. Его перевели в Швейцарию. Ким Чон Нам был слишком молод, чтобы водить машину. Но ему сделали водительские права, изменив год рождения. И он раскатывал по городу на шестисотом «мерседесе» на зависть одноклассникам. Они сбегали с занятий, и Ким возил приятелей в кафе или в кино.

И жизнь за границей его изменила. Он оценил современный мир. Когда вернулся на родину, однообразная и тоскливая жизнь в Пхеньяне ему совсем не понравилась. В его распоряжении было все, что он мог пожелать, но он впал в депрессию.

Отец заставил его поработать в аппарате министерства охраны безопасности государства. Во главе бригад Ким Чон Нам ездил по стране и проверял работу партийно-государственного аппарата на местах. Нескольких директоров предприятий обвинили в растрате государственных средств и в назидание другим расстреляли. Чон Наму было в этой роли не по себе.

И отец счел его непригодным для роли нового великого вождя. Он захотел уехать за границу. И отец согласился.

Средний сын вождя – Ким Чон Чхоль – считается слишком нерешительным, тихим и скромным. В нем находят нечто женственное. А из такого материала не делаются властители даже небольших государств с населением в двадцать с лишним миллионов.

И отец выбрал младшего сына — Ким Чен Ына. Многое в его жизни – загадка. Начиная с того, что никто не знает точной даты и места рождения Ким Чен Ына. Впрочем, вся история Северной Кореи полна невероятных мифов…

Когда Ким Чен Ын подрос, получать образование его, как и старшего брата. тоже отправили в Швейцарию. Его запомнили его как амбициозного парня. Но оценки у него были незавидные. Он избегал девочек, смущался. На занятиях в классе вел себя тихо. Преображался, когда играл в баскетбол.

Он был ниже своих швейцарских сверстников. Мать сказала ему: будешь играть в баскетбол — вырастешь. Играл он жестко. Ненавидел проигрывать. О политике не говорил, Америку не ругал. Обожал звезд американского баскетбола. Вокруг него всегда крутились корейцы, которые исполняли роли охранников и слуг. Две женщины восторженно наблюдали за тем, как он играл в баскетбол, и снимали на видео. Они называли его «маршал Ким».

На каникулы и в выходные его возили в Париж, ходили с ним в Диснейленд. Позднее он катался на лыжах в швейцарских Альпах, купался на французской Ривьере, ужинал в ресторанах в Риме. Будущий вождь по природе был непослушен и нетерпелив, быстро выходил из себя.

Он нисколько не сожалел, что отец вернул его в Пхеньян. В отличие от старшего брата Киму-младшему нравилось дома больше, чем за границей. В Вонсане к его услугам была огромная морская резиденция. В Пхеньяне - свой кинотеатр. Он курил коллекционные сигареты «Ив Сен Лоран», из напитков предпочитал виски «Джонни Уокер», катался на «мерседес-бенц-600». Он наслаждался жизнью и наблюдал за тем, как его отец управлял страной. Видел, как папа легко расставался с недавними любимцами. Высшие чиновники исчезали бесследно.

Ким Чен Ир остановил выбор на младшем сыне. Он пришел к выводу, что из всех его сыновей он единственный способен твердой рукой управлять страной, проявить настойчивость и необходимую жестокость. И в этом очень походил на своего отца.

Если вы видели Ким Че Ына на телеэкране, то, наверное, обратили внимание на то что он бесконечно веселится. Он хочет походить на своего улыбчивого деда. И продолжает его дело — создал ядерный арсенал.

Но почему он приказал убить старшего брата?

Об этом книга.

Вот, что его бесило - почему если он появился на свет всего на несколько лет позже, кто-то смеет считать, будто это лишает его трона? Он знал, что старшего брата поддерживает соседний Китай. И пока был жив старший брат, он чувствовал себя неуютно. А вдруг он захочет занять трон и китайцы ему помогут...