Перейти к основному содержанию

Драки на ток-шоу. Диагноз: самоотравление

Я стараюсь не оценивать коллег — из соображений корпоративной солидарности. Но когда ведущий ток-шоу прямо в студии набрасывается с кулаками на приглашенного им гостя — и делает это искренне, не ради рейтинга! - это свидетельство состояния нашего общества, и оно пугает.

Я сам участвовал в работе над весьма эмоциональными ток-шоу. И мы загоняли градус дискуссии до запредельных величин. Разворачивающиеся в студии баталии носили не шуточный характер. Иногда это столкновение на грани допустимого. Иногда грань переходили. Тем не менее, эти споры оставались в рамках разумного.

В последнее время ситуация изменилась. Возникло некое "упоение в бою" - ведь зрители это смотрят. И чем более хамская и злобная программа, тем больше у нее зрителей. Большой отряд штатных пропагандистов со всех прилавков - в разнообразной упаковке и дозировке – круглосуточно торгует ненавистью. Прибыльный и надежный бизнес.

Зачем это делается? Поиск врагов избавляет от неприятной необходимости выяснять причины огромного числа неурядиц в собственной стране и понимать, что виной тому мы сами. Смотреть в зеркало не всегда приятно. Так и не надо! Ясно, кто во всем виноват. Следовательно, винить себя не в чем. Напротив, учитывая, какой враг нам противостоит, приходишь к выводу: наш путь – это сплошные победы.

Что заставляет коллег этим заниматься?

В журнале, где я работал после университета, был один начальник, вполне разумный и образованный, но поражавший меня своей демонстративной ригидностью. Народ в редакции был разный, но больше склонный к вольнодумству. Не только в тиши кабинетов, но и на летучках выражались откровенно. А он твердо следовал руководящей линии, не позволяя никому уклониться от нее ни на шаг. И себе не позволял сомнительных высказываний. И только после того, как он ушел из жизни, на поминках, где собрались его друзья еще детских лет, я понял, что совершенно не знал своего бывшего начальника.

За рамками работы у него была большая и интересная жизнь, где он был совсем другим человеком. И эта жизнь была для него главной и единственно важной! А редакционная служба – всего лишь способом зарабатывать деньги и поддерживать определенный социальный статус. Поэтому ему был совершенно все равно, какие указания исполнять. И таких много, поэтому коллеги готовы, как говорили в годы моей юности, «выполнить любой приказ любого правительства».

Когда-то Шолохов на съезде партии под аплодисменты провозгласил:

- Нас обвиняют в том, что мы пишем по указке партии. Это не так. Мы пишем по указке сердца. Но наши сердца принадлежат партии.

Всегда найдется масса оснований для того, чтобы сердце принадлежало власти, которая умеет быть благодарной. Нынешние ставки арендной платы высоки. Деньги, продвижение по службе, а то и депутатские мандаты.

Поэт Николай Грибачев когда-то с гордостью называл себя и своих однокорытников «автоматчиками партии». Они доказывали, что писать нужно только то, чего от них ждет начальство. Взамен, разумеется, требовали поддержки и привилегий.

Я, наверное, должен пояснить механику ток-шоу. Приглашая кого-то, и ведущие, и редакторы точно знают, что именно гость скажет. С ним заранее беседует редактор, выясняет его позицию и договаривается, на какие темы он выскажется. Составляется жесткий план программы. Его дают ведущему. И по ходу записи редактор говорит ведущему в ухо, к кому в данный момент подойти, какой вопрос задать. Сюрпризы бывают очень редко. Ведущий прекрасно знает, что скажет тот, кого на этой программе назначили врагом или объектом осмеяния. Поэтому эмоции ведущего, да и постоянных участников программы, как правило, наигранные или заранее продуманные.

Но сейчас ситуация изменилась. Наигранную ненависть к тем, кого назначили врагами, сменяет ненависть искренняя. Произошло самоотравление — собственным ядом? Или, точнее, градус ненависти достиг такого уровня, когда устной расправы уже недостаточно? Уже мало травить врага. Или просто вытолкнуть его из студии. Его надо физически уничтожить. И зал это поддерживает, и огромная телевизионная аудитория. И это свидетельство того, в каком состоянии мы находимся.

Изучая нашу историю, я всегда пытался понять, что происходило с людьми в годы массовых репрессий. Тогда не было телевидения и ток-шоу. Главным инструментом создания атмосферы ненависти - митинги и собрания, на которых ораторы, сменяясь, призывали расправиться с врагами. И поскольку это происходило каждый день, и разумные голоса отсутствовали, то люди проникались этим настроением. И сами начинали требовать крови. И, выходило, что уничтожение врагов — воля народа. Целые поколения воспитывались в атмосфере ненависти и неустанного выявления пятой колонны.

И просили позволить им собственными руками уничтожать врагов народа.

Один из самых видных руководителей партии и государства Георгий Леонидович Пятаков просил наркома внутренних дел Николая Ивановича Ежова разрешить ему лично расстрелять бывшую жену, которую арестовали как врага народа. А его жена не имела никакого отношения к политике. Она была начальником цеха на Московской гидроэлектростанции. Вскоре самого Пятакова тоже арестовали и расстреляли. Никто из них не был врагом, их назначали врагами.

И я, когда писал книги или снимал фильмы об этой эпохе, всегда думал, как трудно остаться человеком в этом океане безумия! Конечно, в ревущей от бешенства и злобы толпе страшно отойти демонстративно в сторону. Отстраниться. Сохранить хладнокровие. Промолчать. Не участвовать в подлых делах. Остаться нормальным человеком.

Но, как показывает наша история, на этих людях держится страна.

Вот и возникает важнейший вопрос: есть ли все же возможность работать достойно, сохраняя свою профессиональную честь, и при этом не вылететь со службы?

Как журналист в третьем поколении могу засвидетельствовать: даже в советские времени находились журналисты и целые редакции, которые демонстрировали высокий профессиональный класс.

Покойный академик Александр Михайлович Панченко замечал:

- Лакеи и холопы говорят: "Такое было время". Время всегда плохое, а справляемся мы с ним или нет - зависит от нас. Оставаться порядочным человеком при советской власти было позволительно, хотя и не для всех. Один из моих любимых учителей говорил: "Не беспокойтесь, при любом самом гнусном режиме два-три места для порядочных людей зарезервировано".

Было бы только желание побыть порядочным человеком!