Перейти к основному содержанию

Ядерное оружие для бедных. Впечатление от поездки на Ближний Восток

Я прилетел с Ближнего Востока за несколько часов до ракетного удара американцев, англичан и французов по сирийским химическим объектам. Вообще-то я летал для участии в обсуждении доклада центра Кантора, который работает в университете Тель-Авива. Об этом расскажу отдельно. Удара по Сирии на Ближнем Востоке ждали.

Когда над нашей гостиницей пролетели истребители, многие решили: ну, все - война началась! Опытные люди знают: когда самолеты летают, это еще не война. Война - это когда с неба сыпятся ракеты.

Сирийская программа создания химического - давний предмет беспокойства. И о том, что нашим специалисты в советские времена помогали сирийцам, было известно. Тридцать лет назад министерство иностранных дел СССР считало, что такая политика вредит нашей в стране.

В 1989 году министерство иностранных дел обратилось в ЦК КПСС:

«На протяжении последних нескольких лет в зарубежной печати, а также среди общественности получили хождение сообщения о причастности СССР к производству, поставкам и применению химического оружия в различных районах мира…

В августе 1988 года в США стала распространяться информация о возможном сотрудничестве между СССР и Сирией в производстве химоружия. При этом делались ссылки на визит в Сирию начальника химвойск Пикалова В.К.

Если за сообщениями о нашей причастности к военно-химической деятельности других стран есть хоть какая-то доля правды, то это, конечно, серьезно подрывает доверие к нашим неоднократным заявлениям о том, что мы никогда и никому не передавали химического оружия, не размещали его за пределами своих границ и выступаем против его распространения… Поэтому возникает необходимость еще раз посмотреть, не даем ли мы каких-либо поводов, пусть самых мелких, для обвинений в наш адрес».

Позднесоветской дипломатии был свойственен высокопрофессиональный подход.

Химическое оружие называют "ядерным оружием для бедных". Впрочем сирийцы пытались создавать и ядерное оружие - с помощью северных корейцев. И разведывательные спутники обнаружили ядерный объект на востоке страны, тщательно прикрытый системой противовоздушной обороны.

Израильские спецназовцы, ночью доставленные на сирийскую территорию вертолетами, подтвердили, что речь идет о ядерном объекте. Они взяли пробы грунта и воздуха. Анализ показали необычно высокий уровень радиоактивности.

Одиннадцать лет назад, 6 сентября 2007 года, в три часа утра взлетели семь израильских самолетов F-15. Они пролетели на небольшой высоте вдоль Средиземноморского побережья, затем над Турцией и вошли в воздушное пространство Сирии. На расстоянии в пятьдесят километров они выпустили двадцать две ракеты по трем целям на территории ядерного объекта. Сирийцы были застигнуты врасплох. Несколько зенитных ракет выпустили вдогонку, когда самолеты уже вышли из зоны поражения. Американские и израильские спутники зафиксировали: цель уничтожена. Доклад МАГАТЭ подтвердил: объект был ядерным реактором, работа над которым почти завершилась.

Как нам ко всему этому относиться?

Есть союзники, ради которых надо идти на многое. Но принадлежит ли Сирия к числу таких союзников?

Что такое сирийцы как союзники?

В феврале 1958 года президент Египта Гамаль абд аль-Насер создал союзное государство Египта и Сирии — Объединенную Арабскую Республику. Управлять Сирией Насер отправил египтянина — маршала Абд аль-Хакима Амера. Сирийцам это не понравилось. Генеральный секретарь ЦК сирийской компартии Халед Багдаш обвинял Насера в произволе и тирании, в насаждении нищеты и невежества, в попытке поработить Сирию и превратить ее во «"внутреннюю колонию»". 28 сентября 1961 года сирийские офицеры совершили переворот, а египетского маршала Амера выслали на родину. Союзное государство развалилось.

Арабские братья ни в грош не ставили и советских политиков.

Государственный секретарь США Генри Киссинджер рассказывает, как он с помощью «челночной дипломатии», то есть перелетая из Дамаска в Иерусалим, добился соглашения о разъединении сирийских и израильских войск на Голанских высотах. В день, когда Киссинджер и президент Хафез Асад завершали работу над документом, в Дамаск прилетел Громыко.

«В девять часов вечера его самолет уже был над Дамаском, — не без удовольствия вспоминает Киссинджер. — В это время у нас с Асадом был самый разгар работы. Начальник штаба ВВС Сирии заверил меня, что все уладит. В результате самолет Громыко начал описывать круги над городом. Когда через сорок пять минут у него почти кончилось горючее, я милостиво согласился, чтобы его самолет приземлился при условии, что его поставят подальше от моего самолета. Самолет советского министра загнали куда-то в дальний темный угол аэродрома, где Громыко приветствовал заместитель министра иностранных дел Сирии, так как все вышестоящие сирийские руководители были заняты переговорами со мной».

Наши моряки всегда хотели иметь там военно-морские базы. В Средиземном море постоянно базировалась 5-я оперативная эскадра. Она нуждалась в постоянных базах, но арабские страны не спешили их предоставлять. Просили Сирию предоставить базы.

Но сирийцы желали, чтобы советские солдаты своими телами прикрывали их в противостоянии с Израилем. Президент Хафез Асад хотел превратить советских солдат в заложников: если во время обмена ударами с Израилем кто-то погибнет, Москва не останется безразличной. Да и израильтяне остерегутся, не желая попасть в советских военнослужащих. Попав в беду, сирийцы обещали все на свете. А получив помощь, о своих обещаниях забывали.