Перейти к основному содержанию

Дама с абажуром. Антисемитизм - это не проблема евреев

В апреле много важных исторических дат. Одна очень важная - в апреле 1945 года освободили концлагерь Бухенвальд. Я был там.

JEDEМ DAS SEINE - каждому свое. Эти слова стали символом концлагеря Бухенвальд. Местное начальство пожелало обзавестись собственным концлагерем, во-первых, из соображений престижа, а, во-вторых, чтобы карать своих врагов.

В сорок первом году в Бухенвальд стали поступать советские пленные; их сразу расстреливали. Комендант Бухенвальда Карл Кох организовал этот процесс максимально эффективно. Пленным приказывали раздеться - будто для санитарной обработки. Эсэсовцы ходили в белых халатах, чтобы ни у кого и сомнений не закралось. Пленных по одному заводили в соседнюю комнату – вроде как измерить рост.

Убийца из эсэсовской группы стоял в соседней комнате и стрелял в прорезь. Эта группа назывались команда 99. Это номер коммутатора телефонного лагеря. Их вызывали, когда шла акция массового уничтожения.

Расстреливали, как правило, под музыку, чтобы заглушить звук выстрелов. За ночь убивали до четырехсот человек. Сколько убили – установить невозможно. Комендант лагеря Карл Кох распорядился: списки поступивших не составлять, скольких прикончили - не записывать.

Вошла в историю и жена коменданта Ильза Кох .

«Дама с абажуром», она же рыжая «Ведьма Бухенвальда», вошла в историю как самое мерзкое существо в нацистской Германии. А на это почетное звание в ту кровавую эпоху претендовали многие.

Придет день, и, соорудив петлю из казенной простыни, дама с абажуром повесится в камере женской тюрьмы, где отбывала пожизненное заключение. В мире ее так и знали – «дама с абажуром», совершенно особенным абажуром, перевернувшим представления о добре и зле у целого поколения.

Узники вспоминали, что эта дама по имени Ильза Кох, жена коменданта концлагеря Бухенвальд, любила кататься верхом по лагерю и хлестала заключенных - кто ей попадался на пути. А еще рассказывали, что она коллекционировала книжные переплеты и перчатки - из кожи убитых узников Бухенвальда. Выжившие не могли забыть, как однажды морозным февральским днем их три часа держали на плацу раздетыми, пока Ильза Кох вместе с надзирателями выискивала заключенных с красивой и необычной татуировкой. Они были обречены: их убивали, а с трупов сдирали кожу...

Ильза Кох разгуливала с дамской сумочкой, выделанной из кожи убитых узников, как каннибалы на южных морях демонстрируют свои трофеи. А дома у нее была настольная лампа с большим абажуром, тоже выделанным из человеческой кожи.

Лагерные врачи исполняли партийное поручение – доказать уголовный характер и криминальное поведение заключенных концлагерей. Татуировки были доказательством их принадлежности к преступному миру, поэтому медики-эсэсовцы прочесывали лагерь в поисках заключенных с татуировками. Сначала их фотографировали. Потом уничтожали. Проводили вскрытие и сдирали кожу. Наиболее интересные коллекции содранной с людей кожи пересылались в Берлин главному врачу концлагерей.

«Излишки» содранной кожи использовалась для того, чтобы порадовать жену коменданта Ильзу Кох, которой очень нравились такие подарки. Для нее делали сумочки, книжные переплеты, портсигары. И, как рассказывали заключенные, – абажуры.

Вот, что интересно.

Легенды о неподкупности сотрудников спецслужб далеки от истины. Офицеры СС и службы безопасности СД погрязли в коррупции. Они торговали рабочей силой - раздавали заключенных из концлагерей предпринимателям за деньги, которые клали в карман. Спекулировали дефицитными товарами – сигаретами и бензином.

И на службе в концлагере можно было неплохо заработать.

В первые недели второй мировой войны ввели рационирование продовольствия и одежды. Сразу возник черный рынок, где без карточек можно было приобрести сахар, сигареты, кофе и даже иностранную валюту. После поражения под Сталинградом, когда деньги хлынули на черный рынок, финансовая система затрещала. Государство не получало назад выплаченные в качестве зарплаты деньги. Товаров становилось все меньше и меньше. Зато подскочила ценность реальных товаров – продовольствия, сигарет, одежды, чем главное административно-хозяйственное управление СС исправно снабжало подведомственные учреждения. В Бухенвальде всем этим реальным богатством Карл Кох распоряжался вместе с Ильзой.

Карл и Ильза Кох еще и элементарно грабили заключенных. Это был второй источник их обогащения. По инструкции у привезенных в лагерь узников отбирали деньги и все сколько-нибудь ценное имущество. Полагалось все тщательно пересчитывать, составлять опись, прятать в сейф и сдавать в центральный аппарат главка.

Но Кох не желал делиться с государством. Сдавал минимум, все ценное оставлял. Он не слишком доверял своим подчиненным и боялся, что кто-то попытается прикарманить отобранное, поэтому пересчитывал все сам – вместе с женой, разумеется. Отобранные у узников вещи и драгоценности они продавали на черном рынке.

Процветание супругов бросалось в глаза. Рождало зависть у сослуживцев. И желание занять столь хлебное место – к тому же подальше от фронта. В доносчиках недостатка не было. Карла Коха арестовало гестапо. Вслед за ним посадили и его жену.

И вот, что важно понимать.

Концлагерь Бухенвальд построили в самом сердце Германии, рядом с городом Веймаром - культурной столицей страны, здесь когда-то ставил свои пьесы молодой Гете. Веймар - город не только Гёте, но и Шиллера, город поэзии и театра.

Веймар это еще и город¸ где появилась Веймарская республика, именно здесь после ноябрьской революции 1918 года, бегства кайзера и поражения в первой мировой войне собралось в здании театра Учредительное собрание, которое провозгласило Германию демократической республикой.

Культурная столица страны и колыбель демократии стала в тридцатые годы опорной базой нацистов. В 1933 году половина населения города проголосовала за Гитлера.

Чудесный городок Веймар всего в нескольких километрах от Бухенвальда. Массовое уничтожение людей стало возможно потому, что немцы уверились в своем превосходстве над другими народами.

Адольф Гитлер сделал политическую карьеру, утверждая, что мир делится на расы, полноценные и неполноценные. Расовая теория помогла нацистам взять власть. Гитлер аккумулировал и изложил в доступной форме идеи, которые греют душу множеству людей: уверенность в том, что они от природы лучше других. Не от того, что они совершили нечто выдающееся или наделены невероятными талантами. В их жилах течет особая кровь. Крайний национализм позволял без зазрения совести убивать людей, которых сочтут ненужными или недостойными жизни. Вот почему в третьем рейхе твердили о расовой неполноценности славян, русских именовали грязными монголоидными ублюдками. Солдат вермахта призывали смотреть на русских просто как на вредных микробов, подлежащих уничтожению.

Но этими идеями были захвачены не только немцы. Гитлер оседлал убеждения немалой части европейцев и выпустил на свободу страшных монстров не только в самой Германии, но и в странах-союзницах третьего рейха, и вообще повсюду, куда он мог дотянуться. Расовая иерархия льстила тем, кто оказывался хотя бы ступенькой выше остальных. Хорватам понравилось, что на этой лестнице они расположились над сербами и босняками. Украинцам было приятно сознавать, что им досталось место повыше поляков, полякам – что они как минимум выше евреев.

Почему я об этом вспомнил?

Я только что прилетел из Тель-Авива, где был представлен ежегодный доклад по антисемитизму в мире, подготовленный Центром Кантора при Тель-Авивском университете. Центр Кантора создал Вячеслав Кантор, глава Европейского еврейского конгресса, филантроп и предприниматель, видная фигура в европейской общественной жизни.

Итоги работы десятков специалистов: впервые после Второй мировой войны антисемитизм становится обыденным и общепринятым явлением. Евреи в Европе не чувствуют себя в безопасности. Слово "еврей" вновь стало ругательством. Евреи боятся признаваться, что они евреи.

Вячеслав Кантор говорил на этом обсуждении о новом лице антисемитизма, который распространяется по всему миру. Особенно он заметен в Европе, где после Второй мировой войны считали своим долгом бороться против антисемитизма, понимая его опасность.

Евреи боятся за свою жизнь и вынуждены искать помощи у полиции. Но это не решение проблемы, говорил Вячеслав Кантор. Быть евреем в Европе - это означает жить в осаждённой крепости, объяснять детям: мы другие, поэтому на нас могут напасть.

По всей Европе избиратели голосуют за политику, которые проповедует откровенно антисемитские взгляды. И это легитимизирует антисемитизм. Антисемитизм нынче в законе. Целые партии приходят к власти под антисемитскими лозунгами, как это произошло в Венгрии.

И Вячеслав Кантор сформулировал главное: это не еврейская проблема. Это симптом общей беды. Один из самых опасных симптомов. Антисемитизм означает определенный взгляд на мир, которых других начинают уничтожать. Это ведет к диктатуре и к войне. Нацисты начали с евреев. А потом начали уничтожать и других. И чтобы остановить это, Красной армии и нашим союзникам, американцам и англичанам, пришлось вести долгую войну. Погибли десятки миллионов людей.