Перейти к основному содержанию

Российская империя

Банионис и КГБ. В кино и в жизни

Народный артист СССР Донатас Банионис был тайным осведомителем КГБ и по заданию чекистов работал с литовской эмиграцией - сообщил Центр по исследованию геноцида и сопротивления жителей Литвы. Почему именно сейчас?

Почему мы не верим в выборы

Когда я слышу, как равнодушно или даже презрительно в нашей стране говорят о выборах — какой смысл ходить и голосовать, я понимаю, что причиной тому события, которые произошли столетие назад, в январе 1918 года, когда разогнали первый парламент, избранный всем населением России.

Леонид Млечин: наши планы

Сердечно поздравляю всех с прошедшими праздниками. Даже как-то жалко, что все уже позади. А впереди только трудовые будни... Но мы будем делать все, чтобы вам не было скучно и грустно.

Почему арабские властители так плохо встретили создание еврейского государства

На самом деле судьба Палестины решалась в ходе Первой мировой войны. Британские и французские власти, когда стало ясно, что Османская империя будет разгромлена, поставили вопрос о том, что завоеванные турками народы должны обрести независимость.

Почему армия Израиля победила в Шестидневной войне и как эволюционировала политика СССР

Разница между израильским и арабским солдатом была принципиальна. Солдаты арабских армий вообще не очень понимали, за что они воюют. Израильские солдаты знали, что сражаются за свои семьи, за свою землю, за свою страну. Что одно военное поражение будет означать гибель государства.

Леонид Млечин. Лекция о Шестидневной войне. 4 серия

Израильское правительство предложило арабским странам провести мирную конференцию, в результате которой вернуть все занятые территории, подписав мирное соглашение и соглашение о взаимном признании. И это было совершенно логично. Арабские страны не только отказались, но и приняли известное обещание не заключать мир и вообще не вести с Израилем никакие переговоры.

Леонид Млечин. Лекция о Шестидневной войне. 3 серия

Во главе правительства Израиля находился Леви Эшкол, он был голубем, мягким, неконфликтным человеком. Он совершенно не хотел войны. Пока не стало ясно, что никаких иных вариантов у еврейского государства нет. Или оно будет задушено блокадой, или оно найдет в себе силы эту блокаду прорвать.