Перейти к основному содержанию

Российская империя

Так заслуживал ли Николай II смерти?

Больше всего комментариев за последнее время вызвал наш разговор о Николае II. Очень многие со мной не согласились, многим показалось, что я восхваляю императора. Для многих он по-прежнему Николай кровавый. То есть и сто лет спустя мы считаем возможным расстрелять человека и всю его семью без суда и следствия. 

Леонид Млечин. Лекция о русской революции

Я хотел рассказать вам о своем чудовищном разочаровании. Я думал, что 2017 год, год столетия революции, станет поводом для того, чтобы впервые в жизни попытаться понять, что с нами произошло в 1917 году. Году, который изменил историческую судьбу России. 

Гражданская война не закончилась

Когда я слышу, когда оппонента - в любом споре, на любую тему! от мусорных свалок до пенсионного возраста - немедленно называют "русофобом", "пятой колонной", "внутренним врагом", "иностранным агентом" и требуют его уничтожить, я понимаю, что Гражданская война в нашей стране не окончена. 

Почему никто не пожелал спасти императора и его семью

Сто лет назад расстреляли последнего русского императора, его жену и детей. Удивительным образом даже эта трагическая годовщина не стала поводом для разговора о главном. Расстрел царской семьи без малого сто лет считался делом правильным и справедливым. И никто в огромной стране не смел сказать, что это преступление.

Генералы против Николая II: корни русской революции

Отсчет Великой русской революции можно начать с выступления Милюкова, который обвинил правительство в предательстве, германофильстве и намерении заключить сепаратный мир с немцами. Милюков знал, что говорит неправду. Ничего этого не было. Почему тогда произошли события 1917 года?

Николай II и Сталин: два главковерха

Мы крайне неуважительно относимся к Николаю II как к императору. Я, естественно, далек от его идеализации. Но давайте относиться к нему по справедливости. При Николае немецкие войска ни до Волги, ни до Москвы, ни до Минска не дошли.

Лекция о русской революции. 1 часть

Я хотел рассказать вам о своем чудовищном разочаровании. Я думал, что 2017 год, год столетия революции, станет поводом для того, чтобы впервые в жизни попытаться понять, что с нами произошло в 1917 году. Году, который изменил историческую судьбу России. 

Почему мы боимся пенсии

Сейчас обсуждается вопрос о повышении пенсионного возраста. И я обратил внимание на то, что многие коллеги удивлены — вроде вопрос касается всего общества, но реакция довольно равнодушная. Меня это не удивляет. Пенсий в нашей стране всегда боялись.

Как нужно сообщать о потерях и трагедиях?

Всякий раз, когда из Сирии приходят трагические новости о смерти там наших военных, возникает спор, который меня болезненно ранит — столько ли погибло, сколько официально сообщается, или на самом деле цифры потерь значительно больше. В этом сказывается и привычное недоверие к официальной информации, и нечто более важное — спор о том, как нужно сообщать о потерях и трагедиях.